Рассказов Евгений


 
ВКонтакте
Инстаграм
youtube
Rutube
 Материалы и фурнитура
Материалы и фурнитура
Архив статей 1995-2014 г.г. » 1998-2 История пейнтбола 1

1998-2 История пейнтбола 1

«ВРЕМЯ ОДЕВАТЬ МАСКИ» – 120 ЛЕТИЮ ПЕЙНТБОЛА ПОСВЯЩАЕТСЯ.
Журнал «Пейнтбол» №2, 1998

Автор: С. А. Харламов - Старший научный сотрудник Института Европейской Истории АН России, кандидат исторических наук.

- Как же вы обучали своих солдат?
- О, мсье Карди, все очень просто – я вооружил их для упражнений револьверами, стреляющими краской.
Жюль Верн, «Робур-завоеватель».

Великий провидец угадал почти все технические изобретения двадцатого века. Так и хочется сказать – и пейнтбол тоже, но это будет неправдой. Дело в том, что в романе «Робур-завоеватель», написанном в 1881 году, Жюль Верн описывал не гипотетические учения солдат Робура, а современную ему программу обучения, которую пытались внедрить в зуавских полках изобретатель Гюстав Реклю и майор французской армии Марк Абель Дюруа.
В ходе колониальных экспедиций в Алжир, Сенегал и Сиам пред армией Франции встала дотоле невиданная задача – борьба с мелкими партизанскими группами и зачистка населенных пунктов. Для выполнения этой задачи были предназначены части легкой пехоты – зуавы, которые, не обладая опытом в таком необычном деле, несли тяжелейшие потери. В апреле 1875 года тогда еще лейтенант Дюруа направил начальству рапорт с проектом организации обучения «ударных отрядов». Дюруа был произведен в капитаны, а проект был пущен в ход и в Лангедокских лагерях начались учения зуавов на макетах деревень и городков. Результаты были обнадеживающими и пока еще не секретный проект получил хорошую прессу – в частности, в провинциальной газете «Нувель де Лимож» были опубликованы «Записки Зуава», которые прочитал выдающийся французский изобретатель и инженер Гюстав Реклю, работавший в те годы над системами промышленной пневматической смазки. Ему и пришла в голову идея использовать вместо учений с чучелами и боевым оружием специальные «краскометы». Буквально за три месяца Реклю разработал две модели и представил их Дюруа. Капитан воспринял их с энтузиазмом и в течении 1877-1878 года по заказу Министерства обороны Реклю создал пятьдесят краскометов.
Первая модель краскомета представляла из себя несколько модернизированный промышленный пневматический смазочный шприц – в полость заливалась краска, обычно ярко-синий медный купорос, специальным поршнем нагнеталось давление. Перед каждым выстрелом надлежало взвести рычаг пневматического механизма, одновременно подающего под давлением порцию краски в зарядную камеру. Вторая модель, имевшая индекс 2-76 была уже собственно маркером в современном смысле слова и стреляла шариками. Поскольку маркер был создан на основе охотничьего ружья, заряжание производилось по два шара с казенной части, затем перед каждым выстрелом взводился рычаг газового механизма (примерно такой же, как на современных пневматических винтовках). Дальность стрельбы из обеих моделей была невелика – всего до 30 метров, но для моделирования ближнего боя в населенном пункте этого оказалось достаточно.
Шары изготавливались из сырого латекса и закачивались краской вручную непосредственно перед занятиями – тогдашние технологии не могли обеспечить хранения дольше, чем на 12 часов – шары деформировались и краска из них вытекала. Дабы не портить купоросом армейскую униформу, на занятия зуавы одевали специально пошитые полотняные балахоны и холщовые шлемы-маски с очками из толстого стекла.
В Алжирской кампании 1879 года «ударный отряд» 14го линейного зуавского полка блестяще показал себя в боевых действиях при зачистке Орана и Сиди-Брахима, потеряв только двух солдат ранеными. Командовавший операцией бригадный генерал Фош (впоследствии маршал Франции) объявил зуавам благодарность и произвел Дюруа в майоры. Этот успех дал новый толчок развитию учебной программы в Лангедоке. С 1880 года уже 120 комплектов краскометов использовались стрелками в три смены, для быстрого заряжания краскометов перед занятиями Реклю создал пневмопомпу, а на изготовление шариков были постоянно направлены две роты 32го отдельного инженерного батальона. Именно тогда программа была засекречена и тренировки начались на макетах французских городов Эльзаса и Лотарингии, захваченных Германией в 1870 году. Гюстав Реклю оказался единственным гражданским лицом, допущенным к программе, хотя отношение военного командования к нему несколько ухудшилось после его отказа от предложения вступить в ряды французской армии в чине капитана инженерного корпуса.
Пиком в развитии пейнтбола в прошлом веке следует считать закрытые учения «ударных отрядов», проведенные 18 и 19 августа 1881 года. В показательных занятиях на макетах алжирских городов действовали до 210 стрелков, за учениями наблюдали командующий Южным военным округом дивизионный генерал Эмиль-Август де ля Брюйер, офицеры французской армии и Генерального штаба, курсанты Военной Академии Сен-Сир, а также представители союзников – офицеры российского военного атташата. По результатам учений было написано «Наставление по обучению легкой пехоты ближнему бою в городских условиях» . Молодые офицеры, особенно имевшие опыт колониальных кампаний, с восторгом отнеслись к новому методу тренировок, а курсанты Сен-Сира даже организовали выездные занятия с показом краскометов на полигоне Академии в Лонжюмо под Парижем.
Ротмистр Генерального штаба Арсеньев и капитан лейб-гвардии Финляндского полка Толстой (троюродный племянник Л.Н.Толстого), присутствовавшие на учениях, закупили и доставили в Россию четыре комплекта снаряжения. В июне 1882 года ими в Царскосельских лагерях, где дислоцировался корпус гвардии, были организованы показательные занятия, которыми руководил подчиненный майора Дюбуа – капитан Анри Элиар. Новый способ подготовки войск оценил только выдающийся военный теоретик генерал Драгомиров, который взялся за его внедрение в боевую подготовку войск . Прочие офицеры новшества не оценили – кто из косности, кто из гвардейского снобизма и пейнтболом в русской армии занимались всего трое учеников Драгомирова – Арсеньев, Толстой и штабс-капитан Нессельроде. Ими и было написано «Практическое руководство по организации занятий с краскометами» , характерно что в нем предписывалось обязательное ношение защитных очков только для надзирающих за занятиями офицеров, а нижние чины должны были заниматься только в балахонах и стрелять «в нижнюю часть туловища».
Тем не менее, несмотря на развитие программы и очевидные успехи «ударных отрядов» в боевых действиях, высший генералитет Франции (представленный, в основном, людьми преклонного возраста) относился к пейнтболу весьма предвзято, с позиций опыта начала и середины века. Уже упомянутый генерал де ла Брюйер отзывался о краскометах как о «новомодной затее, ничего общего не имеющей с боевым обучением войск и являющейся бесплодной тратой сил, времени и денег» . Вскоре пробил роковой час: после краха панамской авантюры сменилось правительство и к руководству Министерством Обороны пришли люди, демагогически провозгласившие своей целью борьбу с растратой казенных средств. Опираясь на мнение старого генералитета, в 1888 году министр обороны Рене Корбюзье прекратил финансирование нескольких учебных программ и разработок, связанных с ближним боем. Кстати, такое упущение привело к колоссальным потерям французской пехоты в начале Первой мировой войны, когда зуавы действовали в сомкнутом строю и в яркой униформе. В 1889 году программа была окончательно закрыта, а ее техническая документация передана в Политехническую Школу, где и хранится по сей день. После завершения программы во Франции, оставшись без зарубежной поддержки, умер и пейнтбол в России: последняя тренировка состоялась в 1888 году, снаряжение было списано в 1889.
Гюстав Реклю уже в 1883 году основал фирму «Реклю Пневматикс», успешно действовавшую на рынках Европы. Он долгое время был дружен с Жюлем Верном, с которым учился в школе. От Гюстава великий фантаст и узнал о краскометах, которые описал в малоизвестном романе «Робур-завоеватель». Умер Реклю уважаемым и обеспеченным инженером в 1908. Майор Дюруа был награжден Орденом Почетного Легиона за участие в Алжирской кампании 1892 года, вышел в отставку в 1896 году и умер в 1903 от сердечного приступа. Ротмистр Арсеньев в чине полковника погиб под Мукденом в 1904 году, дальнейшая судьба капитанов Толстого и Нессельроде авторм пока не установлена.

Автор статьи выражает глубокую благодарность гражданину Франции Владимиру Наумову, проведшему громадный объем поисковой работы в архивах Парижа.